Москва - Третий Рим

19.04.2013 У Москвы с Римом внутреннее сходство. То же смешение всего и вся, нагромождение, искривление. И история, история во всем. Начиная от Крутицкого теремка и кончая шедеврами конструктивизма.

Москва столично строилась только с 30-х годов – сталинский ампир (самые заметные – московские высотки), отчасти с конца  19-го века. Оттого она, изначально, естественнее Петербурга столичного.
И как Риму удалось свести в один вселенский и все временной клуб св. Петра, Микеланджело, Рафаэля, Гете, Гоголя, Юлия Цезаря, так и Москве  Ивана Грозного, Петра, Есенина, Наполеона, Пушкина и Гиляровского.

В Риме годами жили русские: Александр Иванов, Николай Гоголь… Им и многим другим нужно было то искусство повседневности, которым в полной мере обладают только итальянцы. Есть такая болезнь – агедония : неспособность осмысленно и полно получать удовольствие от жизни. Италия – одно из немногих безотказно действующих против этого средств. Привязанность к Италии – уже и прививка...

По моим наблюдениям «Римов», как минимум три. Один – имперский: величественные руины терм, дворцов, крепостные стены, Колизей. Второй – Рим средневековый, с узкими и извилистыми  улицами. Третий – Рим папский с собором св. Петра, Сан Джовани ил Латерано, папскими дворцами и виллами кардиналов. А еще есть огромные парки на холмах, окружающих город, улицы 19го века после объединения Италии в стиле эклектики и огромный Витторе Эммануило мемориал. Есть еще район Трастевере – за  Тибром, напоминающий городок в итальянской провинции. Подъемы, спуски, снова подъемы. Семь холмов есть семь холмов (как в третьем Риме).

Имперские развалины поражают мощью и величием. Никогда не думал что смогу с таким восторгом изображать руины. А эти обломки колонн, которые непринужденно валяются и там и сям. Можно присесть и передохнуть...

В средневековой части боишься заболеть клаустрофобией, холодно, но столько двориков, улочек!  В грандиозном Сан Пьетро на душу действует только  Пьета Микелянджело, остальные статуи.  Несмотря на монументальные размеры, воспринимаются как вычурные декорации к ярмарке тщеславия пап и святых – бывших при жизни кардиналами.

В парках опять тот необычный цвет. Но как это изобразить? Привычными способами не получается. Как говорил Баратынский: "Не нам, морозов северных сынам, перенимать привычки юга". Опять же вспоминаешь ядовитые слова  одного старого пижона : "нет в мире худших колористов, чем русские художники, потому что они вынуждены рисовать снег и все у них фиолетовое". Это я о Дали. Хотя он и Кандинского не считал художником, говоря, что ему пошло бы расписывать тросточки. Но Кандинского сейчас весь мир считает великим художником да и у самого Дали была русская жена...

Очень много музыки на улицах. Иногда оркестрики,  то гармонист, то скрипачка. Много и русских песен: «Очи черные», «Дорогой длинною», «Катюша». Под музыку так хорошо творить! Ночью рисовать так же хорошо, как и днем – все подсвечено. Но на улицах нет рисующих художников (продающих картины - очень много). Только пару раз студенты делали наброски. Наткнулся на древнеримские крепостные ворота - опять попадание в машину времени - Вечный Город.


Возврат к списку